Кому помешал Александр Мень?

Опубликовано: 15.07.2018

В 80-е годы двадцатого столетия имя протоиерея Александра Меня громко зазвучало в России, не только благодаря публичным выступлениям священника, но и его писательскому творчеству. Книга Меня «Сын человеческий» стала бестселлером. Интересное повествование и доступный язык изложения помогали людям разобраться в хитросплетениях священных книг. Даже некоторые атеисты стали сомневаться в своей позиции по отношению к Богу. Девятого сентября 1990 года Александр Мень погиб от руки убийцы недалеко от собственного дома, когда направлялся в село Новая деревня на службу в храм, настоятелем которого он являлся. До сих пор преступление не раскрыто, виновные не наказаны. Невольно возникает вопрос, кому не угодил православный священник, активно пропагандирующий веру в Бога? Дьякон Кураев выдвинул свою версию по поводу гибели протоиерея, выступая в Воронеже в ноябре 2005 года: «убили, чтобы привлечь внимание к его трудам, сделать популярной в широких слоях общества либеральную версию православия». Видимо, у Кураева имеется горький опыт общения с друзьями, способными на подобную заботу.


ЕВРЕЙСКИЙ АЛФАВИТ 1 ЧАСТЬ — АЛЕФ, БЕТ 3 1

Для меня книга о Христе «Сын человеческий» стала путеводителем к вере в Бога. Когда у нас в городской библиотеке организовали встречу с приходским священником, я охотно приняла в ней участие. Темноволосый батюшка средних лет, в длинной чёрной рясе долго и подробно рассказывал о Христе и евангелии, охотно отвечал на вопросы слушателей. В конце беседы я поинтересовалась у священника, как он относится к духовной деятельности Александра Меня.

- Он слишком очеловечил Христа, - последовал жёсткий ответ. – Да и вообще, отец Мень отошёл от канонов Православной Церкви, - сердито добавил лектор.

Не вдаваясь в подробности категоричного утверждения, насупленный священник быстро покинул аудиторию.

Подобная история произошла с православным верующим Антоном Куличковым.

В одном из Волгоградских храмов он спросил в церковной лавке, есть ли у них в продаже книги священника Александра Меня? Служительница храма резко ответила: «Нет, и не ищите, потому что, он еретик!»

«Я с ней спорить не стал, выслушал её и ушёл, - вспоминал Антон. - В тот момент я очень сильно расстроился, как же так, человек, которого я очень уважал, о котором все мне так хорошо говорили, оказывается еретик? Я не хотел верить в это, думал, ну как же так, ведь он творил добро! Ведь прихожане его так любили! А сколько человек посещало его лекции и проповеди! Нет, этого просто не может быть! И я решил выяснить, правду ли сказала мне матушка? Начал искать информацию в интернете. Решил задать одинаковый вопрос (есть ли официальное признание Русской Православной Церковью о. Александра Меня еретиком?) священникам из разных городов России».

Благочинный Видновского округа, священник Михаил Егоров, кавалер ордена преподобного Сергия Радонежского ответил:

«Имя протоиерея Александра Меня и его богословские труды, - вопрос не совсем простой. Никто его еретиком не признавал, и я думаю не признает. Но в его сочинениях содержится целый ряд неточных и неправильных утверждений, которые могут увести «не туда», без должной подготовки. Поэтому читать, если и читать, то с осторожностью и внимательно».

Протоиерей Дмитрий Полохов, проректор по учебной работе Саратовской Православной Духовной Семинарии заметил:

«Действительно, отношение к трудам протоиерея Александра Меня в Русской Православной Церкви неоднозначное, хотя, конечно же, в ереси как таковой обвинять его никто не собирается.

…Никто не собирается обвинять покойного отца Александра Меня в ереси, однако человеку, обращающемуся к его трудам, необходимо избежать тех ошибок, которые иногда встречаются у этого неординарного миссионера Русской Православной Церкви».

Иеромонах Кирион (Родионов) высказал свою точку зрения:

«Это мнение абсолютно неверное! Именно потому, что об этом нет официального определения нашей Церкви. А ведь даже в мирских законах мы не имеем права считать человека виновным до определения суда. Паче же в Церкви, тем более, что обвинение в ереси - обвинение тяжелейшее и, как говорят святые отцы, несмываемое даже мученической кровью.

О самом о. Александре Мене можно сказать так. Дело в том, что в его книгах часто применялись мнения и высказывания, не присущие святоотеческой Православной традиции; множество ссылок на пояснение каких либо фактов или описание их о. Александр давал с оглядкой на протестантские и католические книги (что и привело к мнению о нем как о еретике). Нельзя обойти молчанием и факты несовпадения его трактовки и описания библейских сюжетов с самой Библией и трактовкой Её святыми отцами.

Опрос священников оправдал ожидания пытливого прихожанина, он успокоился за имя уважаемого им пастора, но Антона Куличкова почему-то не насторожили критические замечания церковных служителей в адрес «неординарного миссионера».

Постоянный участник телешоу, активный пропагандист православия в нашей стране диакон Андрей Кураев нашёл много ошибочных взглядов в работах и публичных выступлениях Александра Меня и посвятил этой теме свою работу: «Александр Мень: потерявшийся миссионер».

«К его книгам я отношусь вполне спокойно, - рассуждает Андрей Кураев, - С чем-то соглашаюсь, с чем-то спорю. Но я против «меньшевизма» - это когда духовные чада отца Александра Меня пробуют поставить его на пьедестал и сказать: вот она, вершина богословской мысли Православия, вот он, идеальный батюшка... У него много крайних суждений, иногда даже совершенно неправославных. Если не читать книг Меня (по истории религии, например), то остаются книги атеистов. Что, атеистов пойдем читать? Их версии? А других - нету! Поэтому когда будет чем заменить книги Меня, я сразу же скажу: оставьте их в библиотеке, есть книги, которые научно более выверены, богословски более продуманны, - читайте эти книги... Если вы можете читать книги А.Меня, значит, кажется, у вас на лбу очки. И я боюсь, что ваша биография отягощена упоминанием о высшем образовании. А раз так, то извольте демонстрировать ваше высшее образование и умение думать, а не просто слепо рабствовать любому печатному тексту. Я могу порекомендовать своим студентам книгу католика или протестанта, но предупрежу: это протестант, поэтому делайте поправку на ветер - в таких-то и таких-то вопросах, имейте в виду, у него могут быть особые мнения, ненаучные, небиблейские, определяемые его конфессиональной принадлежностью. Вот так же и к книгам А.Меня: не обещайте соглашаться со всем, что он написал».

Так как моя «биография отягощена упоминанием о высшем образовании» я познакомилась с работами Александра Меня поближе и поняла причину гнева церковников.

Исторические исследования по вопросам зарождения и развития мировых религий, блестяще проведённые и описанные протоиреем Менем, редкого человека оставят равнодушным. Многие нелицеприятные факты из истории церкви, выявленные и опубликованные бескомпромиссным учёным богословом, привело к недовольству большинства православных священников.

По канонам православной церкви, иудаизм является первой и единственной монотеистической религией. Александр Мень сделал противоположное заключение: «Точно также в Риг-Веде мы обнаруживаем остатки первоначальной веры в Единого Бога».

Подобная историческая находка вряд ли понравилась высшему духовенству.

Из истории известно, что для большей убедительности и авторитета христианской религии Римский Император Константин вместе с духовенством организовал Первый Вселенский Собор.

Об этом событии Александр Мень подробно рассказывает в «Истории религии»: «В 318 г. Александр, епископ Александрийский, прочел местным пресвитерам проповедь о тайне Святой Троицы. Ему стал возражать учёный-аскет и известный проповедник пресвитер Арий. Стремясь подчеркнуть абсолютное единство Бога, Арий учил, что Сын был не предвечен, а сотворён отцом, из чего следовало, что сын Божий отличен от Отца и не обладает полнотой Божественности. Подобные взгляды решительно противоречили складывающемуся учению Церкви. Летом 325 г. император Константин за государственный счёт созвал в городе Никее всеимперский съезд представителей Церкви. Съезд этот и вошёл в историю как Первый Вселенский Собор. Сторонникам Ария противостояло большое число епископов во главе с Александром. Наибольшее число участников Собора занимали компромиссную позицию. В результате многочисленных дискуссий на Соборе был выработан Символ веры. В нём говорилось о Боге-Вседержателе – творце всего мира, о Сыне Божием, воплотившемся в Иисусе Христе».

Обнародование тех далёких событий, когда путём многочисленных дискуссий и голосования принималось решение, кем считать Иисуса Христа - сыном Божьим или самим Богом, а также принятие главного догмата христианской церкви о троице, не могло быть одобрено христианским духовенством.

В 1054 году Христианская Церковь разделилось на две: западную – Католическую и восточную – Ортодоксальную, что в переводе с греческого означает «правильную» в противовес другой, якобы неправильной. Обоюдными анафемами было ознаменовано это событие.

Александр Мень не одобрил раскола Церкви и по этому поводу горько заметил: «По-видимому, вина в равной степени лежала на обеих сторонах, точнее говоря, на Церкви в целом, - так её деятельность очень часто не имела ничего общего с евангельскими призывами».

Такую оценку не могла поддержать православная церковь, да и публикация работ Александра Меня Брюссельским католическим издательством «Жизнь с Богом» вызвала новые обиды у православного руководства.

Александр Мень напомнил мрачные страницы истории христианства: «На протяжении последующих веков христианскому миссионерству будет сопутствовать практика крещения «огнем и мечом».

«Пышность византийского православия, усвоенная Русью, способствовала выдвижению на первый план, скорее обрядов, чем содержательной стороны христианства», - верно подметил Александр Мень.

Подобную картину мы наблюдаем сегодня. Сверкающие позолотой изнутри и снаружи православные церкви поражают воображение прихожан. Да и сами священнослужители в помпезных одеяниях выглядят под стать своим величавым обителям. Неужели Богу нужна вся эта роскошь?

Александра Меня часто обвиняли в экуменизме, то есть в распространении идеологии всехристианского единства. В «Письмах духовной дочери Александре Орловой-Модель» протоирей разъясняет свою позицию:

Экуменизм имеет два истока: либо подлинную широкую и глубокую духовность, которая не страшится чужого, либо поверхностное смешение всего в кучу. Разумеется, я за экумену первого типа. Но до него доходят немногие. Отсюда твои наблюдения. В словах игумена о святых, что они «чужие» — не только ограниченность, но нежелание вместить иной опыт. А особенности этого опыта не касаются Евангелия как такового. Их источник — культурная традиция и этнопсихология … Сказать, что 700 млн католиков и 350 млн протестантов находятся в заблуждении, а только мы одни истинная церковь — значит пребывать в безумной гордыне, ничем не оправданной».

Мысли о терпимости к представителям различных религиозных конфессий отец Александр постоянно включал в свои работы и делился ими со слушателями в многочисленных выступлениях.

«Быть может, разница в Богопознании религиозных гениев, таких, как Франциск Ассизский, Тереза Авильская, Мейстер Экхарт, Серафим Саровский, и людей обыкновенного уровня заключается в том, что для последних встреча с Богом подобна мгновенной вспышке молнии, за которой нередко вновь наступает мрак, а первые всем своим существом приобщались Божественной жизни и сами становились её носителями», - рассуждает Александр Мень в главе «Человек перед Богом».

В главе «Загадка высшего «Я» учёный богослов развивает мысль о единстве Бога: «Следуя по пути, проложенному созерцанием, индийские брахманы приходят к тому же, к чему приходили все мистики, в какое бы время и в каком бы народе они ни жили. Яджнявалкья и Будда, Плотин и Ареопагит, Мейстер Экхарт и Григорий Палама, каббалисты и Николай Кузанский, Яков Беме, Рейсбрук и множество других ясновидцев Востока и Запада с единодушием, которое невольно приводит в трепет, возвещают о том, что они познали, дойдя до самых пределов бытия. Все они как один свидетельствуют, что там исчезает всё мыслимое и представимое, что там нет ничего и в то же время — неизречённая Полнота. Там невозможно найти ни одного из свойств мира, природы и духа; там нет ни добра, ни зла, ни света, ни тьмы, ни движения, ни покоя. Там царит нечто, превосходящее самую глубокую мысль человека, превосходящее само бытие. В священном мраке, скрывающем основу основ, они ощутили реальность Сущего, Абсолюта. Страшная, непереносимая тайна!..»

Встречи с представителями различых религиозных течений не пугали Александра Меня. «Он публично встречался с муллой, они вели добрую дискуссию, но каждый отстаивал свои религиозные убеждения. На тот момент это казалось чем-то неожиданным и воспринималось людьми по-разному. Сейчас мы видим, что необходимость в христианско-мусульманском диалоге в обществе назрела крайне остро», - вспоминал об отце Михаил Мень.

Архиепископ Михаил (Мудьюгин) отметил: «Все свои знания, энциклопедическую эрудицию, самые разнообразные интересы в науке, художественной литературе, искусстве, все свои таланты, ему от Бога дарованные, отец Александр поставил на службу проповеди. Проповедовал он неустанно. Проповедовал всегда принципиально, притом на языке, доступном для современников… Это был человек необыкновенной одухотворенности, который вёл подвижническую жизнь и закончил её мученически».

Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II высказался после гибели Александра Меня: «Отец Александр был талантливым проповедником Слова Божия, добрым пастырем Церкви, он обладал щедрою душою и преданным Господу сердцем. Убийцы сотворили свое черное дело в момент, когда он смог бы еще так много сделать для духовного просвещения и окормления чад Церкви. Не все его суждения разделялись православными богословами, но ни одно из них не противоречило сути Священного Писания. Где как раз и подчеркивается, что надлежит быть разномыслиям между вами, дабы выявились искуснейшие».

5 мая 1998 года в Екатеринбургском епархиальном Духовном училище произошли события, напомнившие средневековые времена инквизиции. По распоряжению епископа Екатеринбургского и Верхотурского Никона у студентов училища были изъяты книги известных православных богословов XX века Александра Шмемана, Иоанна Мейендорфа, Николая Афанасьева и протоиерея Александра Меня. По обвинению в ереси, книги этих авторов были прокляты и сожжены.

Поведение епископа Никона давно вызывало недовольство в среде священников и студентов духовного училища. На епархиальном совете Никона обвинили в «бесчинном ограблении им приходов». Прихожане тоже были наслышаны о небезупречной жизни епископа.

Все эти нелицеприятные сведения дошли до редакции газеты «Совершенно секретно», которая решилась провести собственное расследование.

В своей статье «Христопродавец» корреспондент газеты Андрей Колобаев процитировал фрагменты подлинных документов, переданных ему компетентными органами:

«По благословению владыки Никона я поменял... 2 млрд. 412 тысяч рублей (старыми), что составило 324 тысячи 318 долларов США... Дальнейшая их судьба мне неизвестна...» «...После откровенной матершинной брани в мой адрес владыка предложил «пожертвовать» ему на митры 5 тысяч долларов и тогда вопрос будет улажен. Что мне и пришлось сделать, со стыдом выпрашивая деньги у благодетелей нашего монастыря. Кроме этого, ежемесячно 15 миллионов рублей (старыми) от двух монастырей, Спасского и Ново-Тихвинского, я передавал лично владыке...» «Я был свидетелем, как в кабинет владыки привозились в прямом смысле мешки денег... 5–7 сестер считали несколько дней с утра до вечера... Мне... часто жаловались сотрудники Вознесенской церкви, что каждый день приходят люди от владыки, забирают полностью деньги из касс...»

«...Когда приехал Владыка, то, едва переступив порог, стал вести себя очень бурно... т.к. был в нетрезвом виде. Узнав, что один из епархиальных работников что-то не исполнил, стал... во весь голос бранить его, выражаясь нецензурными словами... Потом громко потребовал: «Наберите мне губернатора!»

«...Наш Владыка... вообще не соблюдает ни постов, ни постных дней. Очень частыми гостями были генералы и (немного реже) советник по делам религии при администрации области В.П. Смирнов».

В Нижнем Тагиле состоялась встреча корреспондента с иереем Фомой и протоиереем Геннадием. Вот что они рассказали:

Отец Геннадий: «Меня побудила выступить открыто конкретная ситуация: пострадало мое духовное чадо, которое я готовил стать священником. Он подвергся совращению Никоном. Когда он увидел извращенный секс на даче епископа, был настолько шокирован, что потерял равновесие душевное. Парень потом полтора месяца лежал в психиатрической больнице. Полгода мы с ним даже не могли вступить в нормальный человеческий контакт. К счастью, от церкви он в итоге не отвернулся, от веры не отошел. Просто понял, на каких рубежах сегодня идет война в России».

Отец Фома: «На сегодняшний день нам известны три юноши, которые оставили духовное училище из-за того, что их пытались совратить. Еще двое тоже подверглись попытке растления, к счастью, неудачной. Один подвергся развращению. Это только из училища... На епископскую дачу их возили якобы для работы, а там их пытались споить, показывали гомосексуальные порнофильмы. Их возил туда шофер, гомосексуалист, в обязанности которого входила, так сказать, прелюдия развращения...»

Публичное сожжение книг явилось искрой, за которой последовал бунт.

Прихожане вышли с плакатами, в которых были написаны требования убрать Никона из их губернии. Игумены Авраам (Рейдман), настоятель монастыря Во Имя Всемилостивого Спаса в Екатеринбурге, и Тихон (Затекин), настоятель Свято-Николаевского монастыря в Верхотурье, тайно отправились в Москву к Патриарху Алексию II.

Несмотря на попытки Никона с помощью УВД помешать встрече, послы сумели предстать перед высоким церковным руководителем. По распоряжению Патриарха в Екатеринбург приехала Синодальная комиссия Московской Патриархии для проведения расследования. Членов комиссии расселили в «резиденции» губернатора Эдуарда Росселя, который являлся другом и заступником Никона.

На основе выводов комиссии Священный Синод постановил: жалобщиков игуменов Тихона и Авраама отрешить от должностей. Отца Авраама переводят духовником Екатеринбургского Ново-Тихвинского женского монастыря. Отцу Тихону, почетному гражданину Верхотурья, дают полуразрушенную Успенскую церковь при кладбище. Никону объявили выговор за упущения в руководстве епархией. В ответ на такое решение в губернии снова возникли протесты.

Группа священников вновь отправилась в столицу с жалобой на епископа. На этот раз встретиться с Алексием II им не удалось. Патриарху было направлено письмо со ста восьмью подписями с просьбой «удалить из тела церкви раковую опухоль педерастии и цинизма».

В июле 1999 года руководство РПЦ было вынуждено убрать Никона с церковного поста. «Признав, что ошибки, допущенные в руководстве епархией епископом Екатеринбургским и Верхотурским Никоном, привели к разделению среди клира и мирян и вызвали смущение среди верующих и общественности... почислить епископа Никона на покой, констатируя при этом, что он сам ради мира церковного просил освободить его от управления епархией», – постановил Синод.

На покое Никон пробыл недолго. В октябре 2002 года ему предложили занять почётное место настоятеля в храме Успения Пресвятой Богородицы в Москве, где он в настояще временя и служит. Более того, в честь 15-летия епископата Патриарх Всея Руси поздравил и наградил бывшего главу Екатеринбургской епархии Никона орденом преподобного Сергия Радонежского II степени. В поздравительном послании Алексий II отметил: «Вы с усердием совершаете богослужения, добрым делом и мудрым словом помогаете людям идти по нелегкому пути спасения, призывая народ Божий к терпению, миру и благочестию. Вы снискали высокий авторитет среди священнослужителей, искреннюю любовь клириков и паствы, уважение многих светских людей».

Сторонников Александра Меня в среде священников по-прежнему мало, хотя нынешний Патриарх Кирилл заявил: «У нас с отцом Александром Менем богословские взгляды общие». Эти бы слова да к делу применить.

У протоиерея Александра Меня не было высоких наград. У его сына Михаила судьба сложилась удачней. В 2000 году он был избран вице-губернатором Московской области. В 2002 году депутаты законодательного собрания Ивановской области утвердили внесённую Президентом России Владимиром Путиным кандидатуру Михаила Меня на должность губернатора. РПЦ тоже не обошла любовью сына Меня. Он получил в награду от Православной Церкви два Ордена преподобного Сергия Радонежского.

В апреле 2004 года Митрополит Кирилл (в настоящее время Патриарх Московский и вся Руси) ответил читательнице газеты «Труд» на вопрос, «за что его (Александра Меня) преследовали и убили?»

«Слово «преследовали» не вполне достоверно описывает ситуацию, предшествовавшую убийству, - заметил Митрополит. - Как таковых преследований отца Александра Меня не было. Отношение к нему светской власти было критическим, а вот в Церкви отца Александра воспринимали по-доброму».